English
Українська

Мечтать не вредно: Украина на Венецианской биеннале (Російськомовний оригінал)10.06.2009

"Создавая миры" — тема заявленная куратором 53-й Венецианской биеннале шведом Даниэлем Бирнбаумом.

Украинские "Степи мечтателей" будем считать ответом глобальному арт-вызову.

Как и на предыдущей 52-й Венецианской биеннале украинский павильон разместился в палаццо Попадополи на Гранд канале, организацией снова занимался PinchukArtCentre, и опять таки комиссаром стал Питер Дорошенко.

Если на предыдущей биеннале объектом географической склонности комиссара было водное пространство - проект назывался "Море внутри", то теперь в "Степях мечтателей" Питер Дорошенко предпочел обратить внимание на сушу.

И в том и в другом случае имеет место кинематографические ассоциации. "Море внутри" - с творчеством Александра Довженко, "Степи мечтателей" - Киры Муратовой. Впрочем, Дорошенко говорит, что пространство украинской экспозиции в большей степени похоже на съемочный павильон, нежели на кинематографическую площадку.

Концепция "Степей мечтателей" еще в большей мере вышла по-украински сентиментальной. Для сравнения, российский проект имеет "волюнтаристское" название "Победа над будущим".

Градус сентиментальности был, правда, снижен иронией художника Ильи Чичкана, позвавшего на вакантное место куратора боксера Владимира Кличко. Вообще-то это куратор приглашает художников, в украинском проекте все с точностью до наоборот. Тут нужно пояснить, что Венецианская биеннале, не позволяет совмещать позиции комиссара и куратора в одном лице.

Формальная кураторская фигура, которую кто-то сочтет баловством, шуткой, на самом деле часть украинского проекта: огромная фотография Владимир Кличко с золотыми роликами для катания вместо боксерских перчаток, украшает здание академии на Гранд канале.

Так что Владимир Кличко в прямом смысле — лицо украинского павильона, и воплощенная украинская мечта.Впрочем, в основе концепции другие мечты, а точнее мистификация - история воображаемого путешествия Николаса Пападополи, реального владельца палаццо в средине XIX века. По прихоти комиссара и художников, отправившегося через Украину, по следам Марко Поло в Монголию, Китай, до Японского моря.

Художники постарались решить пространство палаццо Пападополи как тотальную инсталляцию. Первый этаж засыпан песком, привезенным с Венецианского острова Мурано. Белым шелковым песком, увязших по щиколотку посетителей окутывают клубы дыма. Поднявшись по ступенькам на второй этаж можно столкнуться в темноте залов с рассекающей пространство на роликах украинской моделью Настей Зайкой.

Через несколько дней ее физическое присутствие сменит видео. В старинных люстрах мерцают разноцветные лампочки, отражаясь в зеркалах, самые освещенные объекты - два механических аттракциона: перемещающееся в пространстве белое платье и кисточка в красной краске, и нижняя часть туловища деревянного манекена на велосипеде, что-то вроде половины Пиноккио.

Пространство интерактивно — звук и свет зависят от перемещения и количества посетителей в зале. Восточная музыка, специально созданной для проекта японцем Фуюки Ямакава, действует на восприятие не в меньшей степени чем изображение.

В целом проект, если с чем-то кинематографическим и ассоциируется, то, скорее, с фильмами Дэвида Линча, но никак не Киры Муратовой. Киру Георгиевну, кстати, заманивали поучаствовать в проекте, предлагая написать текст для каталога "Степей мечтателей". Но тщетно, она отказалась от эксперимента.

В целом "Степи мечтателей" — это искусство не политическое, не социальное, не провокационное, а созерцательное, медитативное.Что касается идеи Питера Дорошенко сталкивать в одном пространстве украинских и иностранных художников, объединяя локальное и глобальное, то в случае национального павильона затея эта спорная.

С одной стороны, границы в глобальном мире размыты, а иногда и вообще не существенны, а с другой - сама концепция национального павильона, которая сохранилась на старейшей в мире Венецианской биеннале и отсутствует на других более молодых арт-форумах, вроде бы должна провоцировать презентации творчества национальных художников.

Если основываться на первом впечатлении, украинский павильон на Венецианской биеннале 2007 года, оказывался более эффектным, если рассматривать его с точки зрения персональной презентации украинских художников, хотя они в паритете делили пространство с иностранцами.

Тогда с легкостью можно было установить авторство работ. В случае "Степей мечтателей" дело обстоит с точностью до наоборот.

Прежде акцент был сделан на прямой рефлексии на тему национальной идентичности - "Мы українці, що ще?" - вопрошал слоган. Если считать "Степи мечтателей" ответом, то выходит, что глобализация - это наше украинское все.

Впрочем, не все, с этим согласны. К примеру, знаток современного украинского искусства владелец галереи "Риджина" Владимир Овчаренко.

После традиционных комплиментов в адрес Виктора Пинчука, он заметил:

"В Украине есть замечательные художники, хотелось бы, что бы у них было побольше возможности выразиться. Что бы не преобладала здесь звучащая восточная музыка, а мне бы хотелось, что бы больше было Украины, это не значит, что нужно раздавать сало и поить горилкой, но мне не понятно, где здесь Чичкан, я его не вижу.

Хочу видеть не только какую-то концептуальную идею куратора, а еще видеть, в чем идеи художника. Здесь это завуалировано. Ну и ладно, все хорошо".

Куратор российского павильона Ольга Свиблова была настроена менее критично:

"Ты попадаешь в совершенно мистическую атмосферу, это невероятно действует, это вписано в пространство.

Третий год я вижу здесь украинский павильон и он каждый раз меняется, имеет совершенно другой характер, один и тот же палаццо, но он представлен каждый раз играет совершенно по разному, это сила искусства, которая может ему придать агрессивность, социальность или убрать ее.

В этот раз действительно таинство. Выезжает фантом на роликах - это потрясающе. Не понятно где Михара Ясухиро, где Чичкан? Решили, что японец стал Чичканом, а Чичкан японцем. Это достоинство, значит что люди действительно работали вместе. Работа должна быть вписана в пространство и оно должно жить по законам этой работы.

И мне кажется, что это удалось, я и в прошлом году была большим фанатом украинского павильона. В этом году по-моему, очень хорошо получилось, я не ждала от Чичкана такой рафинирований и тонкой работы, абсолютно японской".

На вечеринке по случаю открытия украинского павильона "Даха Браха", пела прямо на ступеньках палаццо выходящих на Гранд канал. Музыкальный счет таким образом сравнялся. Когда гости разомлели от борща, вареников и итальянской пасты, публику развлекала Верка Сердючка, спевшая отчетливо: "ай вонт туу си раша гуд бай", и "Украина - куул!".

Сам Виктор Пинчук от комментариев для прессы отказывался, поясняя это тем, что пришел на выставку как простой зритель.

Впрочем, как только диктофон оказался выключен, он охотно делился своими впечатлениями, размышлениями о выставке, и советовал пройтись по выставке самостоятельно, что вообще-то справедливо: мечты и сновидения, пусть даже чужие, - очень персональная вещь.

Аксінья Куріна , pravda.com.ua