English
Українська

Коллективное бессознательное (Російськомовний оригінал)05.06.2009

Украинский павильон на 53-й Венецианской биеннале

Вчера состоялось официальное открытие украинского павильона на 53-й Венецианской биеннале. Как и два года назад, подготовку нацпроекта для главной мировой арт-олимпиады доверили арт-директору PinchukArtCentre Питеру Дорошенко, который позвал в национальную сборную интернациональный состав игроков - украинского художника Илью Чичкана, японского дизайнера Ясухиро Михаро и украинского же боксера-тяжеловеса Владимира Кличко, назначенного вдруг куратором. Результат их совместных трудов — проект "Степи мечтателей" — в числе первых увидела МАРИЯ ХАЛИЗЕВА.

Парад-алле открытий на 53-й Венецианской биеннале начался еще в среду, когда прессу допустили к нескольким крупным проектам параллельной программы - премьерным аудиоинсталляциям заслуженного арт-радикала, американца Брюса Наумана (его ретроспектива в этом году занимает павильон США) и трем российским сайд-проектам. И конечно, главным событием среды стало открытие второй очереди грандиозного музея современного искусства миллионера-коллекционера Франсуа Пино, расположившегося в здании бывшей венецианской таможни Punta della Dogana - реконструировал строение великий Тадао Андо, а на пресс-открытие приехал мэр Венеции Массимо Каччари.

Четверг начался с открытия главной выставки биеннале - проекта «Создавая миры» под кураторством Даниэля Бирнбаума,— разместившейся в обновленном Palazzo delle Esposizioni и частично в Арсенале, и продолжился чередой вернисажей в национальных павильонах, сконцентрированных в Джардини или разбросанных по всей Венеции. Украинский павильон, снова занявший Palazzo Papadopoli, открылся с утра в рабочем порядке — небольшой пресс-конференцией с участием комиссара Питера Дорошенко и авторов проекта Ильи Чичкана и Ясухиро Михаро. Потом понемногу подтянулись зрители — в числе первых отметились владелец московской галереи «Риджина» Владимир Овчаренко и живой классик Илья Кабаков.

Что касается материальной части проекта, то начинается экспозиция прямо в холле палаццо, чей мраморный пол засыпан белым, почти жемчужным песком с острова Мурано, а продолжается на втором этаже, где в пяти темных залах происходит основное действие. Сразу скажем, чего здесь нет: нет степей (песок напоминает скорее пустыню), нет живописи Чичкана, нет тапочек Михаро, а Владимир Кличко присутствует только на огромном баннере, висящем на одном из зданий на Гранд-канале. А есть здесь арт-аттракцион, требующий от зрителя абсолютной эмоциональной вовлеченности и, может быть, наличия некоторого интереса к психоанализу. Реагируя на шевеление в комнате, улавливаемое невидимыми сенсорами, запускается аудиовизуальное представление: цветные лампочки, вкрученные в витиеватые люстры, периодически заполняют комнату тусклым-тусклым светом, появляется дым и звучит саундтрек (есть птичий щебет под шум листвы, а есть и тувинское горловое пение). В двух залах в рамках-параллелепипедах установлены инсталляции (пожалуй, даже кинетические скульптуры), которые время от времени оживают: вспыхивает лампа — и нижняя половина деревянного манекена, усаженная на цирковой велосипед-колесо, начинает крутить педали, а шелковое платье и кисточка, подгоняемая противовесом в виде банки с краской, устремляются навстречу друг другу. Еще одна деталь этого выставочного механизма - девушка на золотых роликовых коньках, как приведение кружащаяся по комнатам в полупрозрачной тунике.

Проект «Степи мечтателей» выстраивается вокруг выдуманной истории о путешествии реального владельца выставочной площадки Никколо Пападополи по маршруту Марко Поло — из Венеции к берегам Японского моря через Украину, Монголию, Китай etc. И это единственный момент определенности в проекте и в сопроводительном тексте к нему авторства Питера Дорошенко. Остальное — аллюзии, иллюзии и виражи сознания. Ключевое слово тут - сон. Всплеск мозговой активности спящего человека, от которого по пробуждении остаются образы, детали и более или менее законченные, но от этого не менее абсурдные отрывки никогда не виденного и не существующего, в общем-то, фильма.

Кино, а точнее, иллюзион — еще одно важное для проекта слово. Авторы «Степей мечтателей» кивают на Киру Муратову: мол, вдохновение черпали из ее фильмов. Те, кто не увидит здесь Муратову, обязательно увидят Дэвида Линча или еще кого-нибудь - результат инвентаризации содержательной части проекта целиком и полностью зависит от главы инвентаризационной комиссии, то есть от зрителя, который, собственно, и запускает всю эту интерактивщину одним своим появлением. К слову, блуждать по выставочным залам лучше без компании — сны ведь тоже смотрят в одиночестве.

МАРИЯ ХАЛИЗЕВА, Коммерсант-Украина