English
Українська

Венецианские страсти (Російськомовний оригінал)30.06.2009

«Больной скорее жив, чем мертв» — именно так можно охарактеризовать нынешнее положение дел в сфере актуального искусства. Но как бы больно кризис не бил по «черным квадратам», нынешняя 53-я Венецианская биеннале не просто не уменьшила размах мероприятий. Она перещеголяла предшественницу.

Ярмарка тщеславия

Кризис кризисом, а роскошных яхт у входа в Гранд-канал все равно меньше не стало. Места в отелях приходилось бронировать за два месяца до открытия форума. Хотя это — удовольствие не из дешевых, число национальных павильонов на фестивале тоже выросло до рекордных 77. Своих посланцев в Венецию впервые в истории делегировали даже ОАЭ.

По случаю олимпиады контемпорари арта самый влиятельный человек в искусстве рубежа ХХ-ХХI веков, владелец группы компаний Гуччи Франсуа Пино презентовал новую грандиозную площадку для своей коллекции. И подарил Венеции новый символ: фигура мальчика отныне стоит перед бывшей таможней Пунта дела Догана, где расположен музей. Тем самым миллиардер не только открыл новую страницу в музеефикации современного искусства, но и поднял цену «входного билета» в высшее европейское общество.

Кто всех лучше?

Обойти все выставки, проекты, павильоны биеннале — задача не из легких. Тем более что немало мероприятий разбросано и по славной Венеции, по улочкам которой невозможно быстро ходить — взгляд обязательно задерживается на вычурных окнах, дверных проемах, лепке, в конце концов, на витринах магазинов. Не счесть соблазнов в городе! И все же традиционные основные выставочные площадки — сады Джардини и Арсенал — остаются главными пунктами назначения. Информация и суждения, которые выработают, оценив здешние экспозиции, критики, станут ориентиром для посетителей форума на протяжении последующих пяти месяцев. И... определят принципиальные направления развития контемпорари арта.

В этом году лучшим в Венеции признали американский павильон с ретроспективой 67-летнего Брюса Наумана «Топологические сады». «Живой классик» прославился благодаря неоновым инсталляциям и композициям с восковыми фигурами. Хотя Науман всю жизнь делает радикальные работы с политической подоплекой, он входит чуть ли не в первую тройку коммерчески успешных художников мира. Вот и в этот раз игра неоновых слов на фасаде привлекала посетителей, которые потом с недоумением взирали на восковые части тела: головы и руки. Ничего не поделаешь — концептуальное искусство требует зрительской смекалки! Лучшим художником жюри назвало Тобиаса Ребергера. «Золотого льва» он получил за оформление кафе биеннале в футуристическом стиле. «Серебряный лев» (его вручают «подающим надежды») достался шведке Натали Джуберг — создательнице невероятно жестких пластилиновых мультфильмов, которые демонстрируются в фантастическом саду. Ее инсталляция состоит из скульптурных цветов и видео: глиняных человечков разрывают на части их собственные «ожившие» конечности.

Битва титанов

«Принимают по одежке» — очень точно сказано о Венеции! Сегодня арт- сообщество в первую очередь обращает внимание на творцов, за спинами которых — страны, чемпионы экономических забегов. Как ни странно, в 2009-м тема политической и экономической напряженности перестала интересовать таких счастливцев. Зато неплохую «социалку» выдал представитель не самой богатой Польши, Кшиштоф Водичка. Его «Гости» посвящены эмигрантам. За огромными стеклами-экранами люди разных национальностей без умолку рассказывают о своих злоключениях...

Многие державы — «тяжеловесы» свои павильоны тоже отдали под моновыставки. Так, Германия пригласила британского художника Лайма Гиллика, а тот приятно удивил лаконичностью проекта. Расставленную по всему просторному помещению корпусную мебель оживляло только чучело кошки, восседавшей наверху. Так автор выразил феномен недопонимания между людьми и окружающим миром. Внутреннее пространство национальной «выставки» Франции Клод Левек заполнил золотыми решетками, за которыми реют черные флаги. То ли весь мир для него — тюрьма и анархия, то ли клетка золотая. Впрочем, куда больше зрителей заинтриговал совместный проект скандинавских стран и Дании «Коллекционеры». Майкл Элмгрин и Ингар Драгсет превратили два павильона в «концептуальные дома», украшенные произведениями Маурицио Каттелана, Теренса Ко, Вольфганга Тильманса и других художников. Экскурсовод изображал... риелтора.

В российском павильоне радуют глаз сразу семь художников. Над инсталляцией Андрея Молодкина (по стеклянным копиям Ники Самофракийской пульсируют нефть и кровь) публика подсмеивается. И Ника маловата, и крови — пара капель... «Дрова» Гоши Острецова (на фото внизу) мне самой напомнили заброшенную дачу советского научного сотрудника. «Как бы название национального павильона — „Победа над будущим“ — не стало для россиян пророческим», — иронизируют критики...

В отличие от россиян, в этом году наши не стали повторять прошлогодней мировой «сборной солянки». И не просчитались. «Степей мечтателей» Ильи Чичкана и японца Михаро Ясухиро вполне хватило, чтобы заинтриговать весь мир. Судя по реакции Запада, беспроигрышным рекламным ходом стало и назначение куратором Виталия Кличко. Впрочем, песок, устилающий холл Палаццо Пападополи, и без дополнительной рекламы очаровал натуры творческие. Две загадочные конструкции заставили говорить о «скелетах в шкафу», а старинные комнаты для медитаций, с классической и восточной музыкой, оставили пространство для игры воображения. Девушка на золотых роликах, резво бегающая по залам в день презентации, позже больше не появлялась. Но вечеринку с ней, а также Наоми Кэмпбелл, Энтони Гормли и другими не менее заметными гостями запомнили многие. Даже те, кто на нее не попал, позже долго обсуждали столпотворение у причала, над которым возвышается палаццо. А когда над Гранд-каналом разнеслась этно-музыка «Дахи Брахи» и Веры Сердючки, Венеция просто вздрогнула: совсем не плохо в Украине, если мы гуляем так!

Гигантское удовольствие

Самое большое испытание биеннале — осмотр ее главного проекта в Арсенале. Некогда засекреченное место Венеции (здесь строили и ремонтировали флот республики) уже десять лет как «переквалифицировалось» в грандиозную выставочную площадку. Именно на ней проходят экспозиции большинства классиков современности, да и хозяйки праздника, Италии. За годы «жизни в искусстве» Арсенал оброс легендами не хуже, чем иные более знаменитые городские памятники. Только современными. Во время прогулки по его анфиладам вам, к примеру, расскажут, с каким шумом итальянский гранд контемпорари арта Микеланджело Пистолетто (обладатель «Золотого льва» 2003- го) бил здесь настоящие венецианские зеркала.

Все — ради красивого художественного жеста... Впрочем, тот, кто решил, что километровая галерея подытоживает Венецианскую биеннале, жестоко ошибается. Дальше посетителей ждет катер и множество других желающих переправиться на нем к Arsenal Novissimo. В Новейшем Арсенале все, увиденное прежде, меркнет. Проект Жана Фабра «От ног к мозгам» потрясает даже искушенного зрителя. Прототипом огромных восковых фигур (героев инсталляции) стал сам автор. Вот он собственноручно раскапывает мозг гиганта. (Такой Фабр видит роль художника в современном мире.) А вон — перевернутый потолок, выстланный крыльями изумрудных жуков. На нем — тело конголезца со следами бичевания... Темами, которые в своем творчестве исследует Жан Фабр, стало отражение взаимоотношений Бельгии и ее колонии, ядерные убежища, сердца людей будущего, которым не дано кровоточить. И выглядит это просто неимоверно...

 

Полина СОЙКА, Вечерние вести